Правда о Катыни
: Главная : : Новости : : Содержание : : Вопросы и ответы : : Форум : : О проекте :


 Поиск 

 Содержание 
Введение
Официальные документы
Версии
Свидетельства
Публикации
Места захоронений

 Партнёры 

Интернет-магазин Делократ.Ру - Правильные идеи по доступным ценам

 Сервис 
Расширенный поиск
Ссылки
Форум

 О сайте 
Сайт http://katyn.ru «Правда о Катыни. Независимое расследование» – является интернет-ресурсом международного проекта «Правда о Катыни», созданного для выяснения истинных обстоятельств одного из самых загадочных и противоречивых эпизодов Второй Мировой войны – Катынского расстрела. Более подробно о целях проекта можно прочитать в разделе сайта «О проекте».
Наш контактный e-mail: info@katyn.ru

В оформлении дизайна сайта использованы фотоматериалы из книги «Amtliches Material zum Massenmord von Katyn» (Berlin, 1943) и фотографии из архива Алексея Памятных.

 Статистика 







 Содержание 
Начало раздела > Публикации > Статьи

Владислав Швед. "Ярослав Качиньский: России надо платить за Катынь!" Интернет-сайт "Правда о Катыни". 29 ноября 2010 г.


Владислав Швед

действительный государственный советник РФ 3 класса

29.11.2010

 

Ярослав Качиньский: России надо платить за Катынь!

 

Каяться! За что?

В преддверии декабрьского (2010 г.) визита президента России Дмитрия Медведева в Польшу 26 ноября 2010 г. Государственная Дума РФ в спешном порядке приняла заявление «О Катынской трагедии и её жертвах».

В заявлении констатируется, что «Опубликованные материалы, многие годы хранившиеся в секретных архивах, не только раскрывают масштабы этой страшной трагедии, но и свидетельствуют, что Катынское преступление было совершено по прямому указанию Сталина и других советских руководителей».

Россия в пятый раз (Горбачев, Ельцин, Путин, Медведев и Госдума) за последние двадцать лет покаялась и подтвердила, что ответственность за гибель почти 22 тысяч поляков на территории СССР в период Второй мировой войны несет сталинское руководство. Это в очередной раз с удовлетворением встретили в Польше. Соответственно, визит Медведева в Варшаву пройдёт на высочайшем уровне. Комплиментов и благодарностей в адрес России и лично президента будет сказано предостаточно. Не случайно спикер польского Сейма Гжегож Схетына (Grzegorz Schetyna) отметил, что заявление Госдумы создало для визита Медведева «лучший контекст».

Поляки умеют принимать. Напомним, что в июле 1988 г. Польша восторженно принимала Генерального секретаря ЦК КПСС Михаила Горбачева. Несмотря на то, что накануне визита польское правительство направило в Москву текст разгромной научно-исторической экспертизы Сообщения комиссии Бурденко, являвшейся фактическим отказом от советской версии катынского преступления, во время самого визита тему Катыни поляки старались не поднимать. Сам Горбачев, выступая перед польскими интеллектуалами в Королевском замке в Варшаве, также ограничился лишь упоминанием о гибели польских офицеров в Катыни. Поляки тогда промолчали.

После визита в Польше быстро осознали, что от Горбачева не следует ждать конструктивных шагов. Тогда поляки путем ультимативных требований добились от СССР признания вины за Катынь. 13 апреля 1990 г. по указанию Горбачева было обнародовано известное заявление ТАСС «О Катынской трагедии» с признанием «…непосредственной ответственности за злодеяния в катынском лесу Берии, Меркулова и их подручных» за гибель примерно 15 тысяч польских военнослужащих. В заявлении было подчеркнуто, что катынская трагедия: «представляет одно из тяжких преступлений сталинизма».

Тогда же в Москве Горбачев передал первому секретарю ЦК ПОРП и председателю Госсовета В.Ярузельскому «корпус катынских документов из Особого архива», который включал список из 14.589 фамилий польских офицеров и военнопленных, содержавшихся в 1940 г. лагерях НКВД. В итоге поляки получили моральное право утверждать, что все 14.589 поляков являются «жертвами Катыни».

В августе 1993 г. Польша торжественно встретила первого президента России Бориса Ельцина. Особую значимость этот визит приобрел в связи с тем, что годом раньше по указанию Ельцина польскому президенту Леху Валенсе были переданы кремлевские сверхсекретные архивные документы по Катыни, которые «неопровержимо подтверждали» вину сталинского руководства за гибель 21.857 польских граждан. Этот российский жест поляки считают самым важным в катынском противостоянии. В ходе визита Ельцин попросил у поляков прощения за катынское преступление. Однако, как известно, это существенно не изменило отношение поляков к России.

Как отмечалось, декабрьский (2010 г.) визит Медведева в Польшу пройдет в не менее благожелательной атмосфере, чем визит Ельцина. Тем не менее, поляки могут задать российскому президенту несколько неприятных вопросов по поводу двух различных официальных оценок катынского преступления, имеющих место в России.

Дело в том, что Европейский суд в Страсбурге с ноября 2009 г. в приоритетном порядке рассматривает иски польских родственников катынских жертв к России. В этой связи российская сторона дважды, в марте и октябре 2010 г., направляла в Страсбург пояснения относительно 14-летнего следствия по «Катынскому» уголовному делу № 159.

В этих ответах российские юристы трактуют катынский расстрел несколько иначе, нежели российские политики. Так, в ответе от 19 марта 2010 г. катынский расстрел назван не преступлением, а «катынскими событиями». В ответе также сообщалось, что «следствием достоверно установлена гибель в результате исполнения решений "тройки" 1803 польских военнопленных, установлена личность 22 из них». Заметим, что из этих 1803 погибших поляков, 1380 взяты из отчета комиссии Бурденко, которая возложила вину за расстрел польских офицеров в Катыни на немцев.

Российские юристы также утверждают, что нет полной уверенности в том, что тысячи польских военнопленных из Козельского, Осташковского и Старобельского лагерей НКВД были расстреляны, так как отсутствует информация относительно выполнения решения Политбюро ЦК ВКП(б) о расстреле конкретных лиц.

Это вызвало крайне негативную реакцию польской стороны, которую она изложила в 33-страничном меморандуме, направленном в Страсбург. В ответ в октябре последовало письмо Министерства юстиции России в Европейский суд. Оно ещё больше возмутило польскую общественность и было расценено, как публичная пощечина.

По сообщению польской газеты «Rzeczpospolita», российский Минюст в письме вновь подтвердил, что речь может идти о достоверно установленной гибели только 1803 польских граждан. Более того, было заявлено, что «таблички с фамилиями польских офицеров на памятнике в Катынском лесу не подтверждают в правовом смысле ни того, кто там похоронен, ни того, кто там был убит». Это утверждение российские юристы обосновывают тем, что польская сторона не обращалась к России за получением списка катынских жертв. Поэтому списки, на основании которых были изготовлены таблички для Катынского мемориала, сомнительны.

По сути Минюст прав. Списки польских граждан, захороненных в Катыни (под Смоленском) и Медном (под Тверью), польская сторона составила на основании директивных заданий, направленных из центрального аппарата НКВД в лагеря, где содержались польские военнопленные. Они известны, как списки-предписания. Однако реальные списки, согласно которым польские военнопленные в 1940 г. отправлялись из лагерей НКВД, так и не были обнаружены.

Тем не менее, польские и российские «катыноведы», отстаивающие официальную версию, сочли, что списки-предписания НКВД вкупе с архивными документами, обнаруженными в «закрытом пакете № 1» из архива Политбюро ЦК КПСС, являются достаточным основанием для того, чтобы считать 21.857 польских граждан, расстрелянными в 1940 г. Эта точка зрения была озвучена в России на высшем политическом уровне и стала общепринятой. Именно она отражена в заявлении, принятом Госдумой.

С правовых позиций подобная оценка не вполне корректна. Согласно статье 49 Конституции Российской Федерации вина любого обвиняемого или группы обвиняемых должна быть «доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда». К сожалению, в ситуации с оценкой вины сталинского руководства за катынское преступление Закон оказался на втором плане.

И хотя суда по Катынскому делу не было, при составлении текста думского заявления его авторам следовало бы руководствоваться не только кремлевскими «архивными» документами, а, прежде всего, результатами 14-летнего российского следствия по «Катынскому делу». Или же добиться, чтобы правовая и политическая оценка катынской трагедии совпадали. И уж совсем негоже было подменять судебное разбирательство по Катыни голосованием в Государственной Думе.

В результате российскому президенту придется объяснить полякам, почему в России с правовой точки зрения сталинское руководство обвиняется в гибели 1803 польских граждан, а с политической – в гибели 21.857? Заметим, что правовая оценка катынской трагедии известна лишь в Польше, в России она всячески замалчивается. О ней можно узнать только из польской прессы.

Аналогично замалчивается и третья точка зрения на «Катынское дело». Её отстаивают независимые исследователи. Суть их позиции следующая: реальные обстоятельства гибели абсолютного большинства пленных и арестованных польских граждан на территории СССР в период Второй мировой войны пока не установлены. Ставшие достоянием гласности некоторые результаты российского следствия по уголовному делу № 159 подтвердили правоту этих выводов.

 

Зыбкая неоспоримость официальной версии

Сегодня нет смысла подробно писать о сомнительной достоверности кремлевских катынских документов, на основании которых вина за расстрел в Катынском лесу возлагается на сталинское руководство. Эти документы доступны любому, кто зайдет на сайт Росархива или «Правды о Катыни». И каждый может убедиться, что вопиющих противоречий, ошибок и несуразиц в них более чем достаточно. Подробно эти ошибки были разобраны в открытом письме автора настоящей статьи директору Госархива РФ С.В.Мироненко (См. «Наш Современник». № 3, 2010 и ряд статей автора в Интернет-газете «Столетие»).

Помимо этого заметим, что одна лишь ложь с ситуацией обнаружения кремлевских документов вызывает к ним обоснованное недоверие. По официальной версии кремлевские документы якобы были обнаружены в сентябре 1992 г. в бывшем архиве Политбюро ЦК КПСС. На самом деле установлено, что с декабря 1991 г. они хранились в личном сейфе президента России Б. Ельцина и были извлечены оттуда президентом для передачи в Конституционный суд РФ, рассматривавшим «дело КПСС».

Однако сторонники официальной версии предпочитают не замечать скандальных ошибок и неточностей в кремлевских документах. Отстаивая их абсолютную достоверность, «катыноведы», тем не менее, тщательно скрывают экспертизу этих документов, проведенную в 1992 г. по заданию Главной военной прокуратуры. Это не случайно. Видимо, акт экспертизы носит описательный характер и не даёт аргументированных объяснений по поводу ошибок и неточностей, присутствующих в катынских документах.

О степени научной «обоснованности» экспертизы 1992 г. говорит то, что эксперты не смогли выявить факт печатания основного катынского документа - записки Берии Сталину № 794/Б от «_» марта 1940 г., на двух машинках, шрифт одной из которых не встречается ни в одном документе НКВД тех времен?!

Дополнительно приведем малоизвестный факт, который наносит ещё один серьезный удар по официальной версии. Российские и польские «катыноведы» считают результаты эксгумации катынских захоронений, проведенной в 1943 г. нацистами, объективными и достоверными. Согласно этим результатам в Катынском лесу были обнаружены останки всех польских офицеров из Козельского лагеря НКВД. Это подтверждает и перечень фамилий польских офицеров на ранее упомянутых табличках Катынского мемориала.

«Катыноведы» особо подчеркивают, что в Катыни были расстреляны поляки только из Козельского лагеря. Польских военнопленных из Осташковского и Старобельского лагерей, согласно спискам-предписаниям НКВД, якобы расстреляли в Калинине (Твери) и Харькове.

Однако в 2000 г. в дачном поселке, недалеко от Катынского мемориала, строители обнаружили новое захоронение польских граждан, одетых в шинели с польским орлом на пуговицах. В захоронении, по предварительным оценкам, может покоиться от 300 до 1.000 польских граждан. Об этом в телефонном разговоре 12 апреля 2000 г. и. о. президента России В.Путин сообщил президенту Польши А.Квасьневскому. Разговор состоялся в связи с предстоящим посещением Катыни супругой польского президента И.Квасьневской (http://2002.kremlin.ru/pressa/2000041204.html).

14 апреля 2000 г. «Gazeta Wyborcza» сообщила, что 13 апреля губернатор Смоленской области Александр Прохоров «показал Иоланте Квасьневской место, расположенное в нескольких сотнях метров от польского кладбища, в котором могли находиться очередные тела зверски убитых поляков». Квасьневская возложила цветы на это польское захоронение.

А дальше произошло нечто странное. Новую могилу «забыли». Вот уже 10 лет, как этим польским захоронением никто не интересуется. В чем дело? Ведь Польша заявляет, что судьба каждого погибшего в Катыни поляка священна. Видимо, всё дело в том, что вскрытие нового захоронения «обрушит» официальную версию. Придется объяснять, останки каких поляков обнаружены в новой могиле? Ведь ВСЕ польские офицеры из Козельского лагеря, как утверждается, перезахоронены в могилах Катынского мемориала. А других в Катыни, согласно официальной версии, не может быть.

А если ДРУГИЕ появятся, то придется признать, что немцы осенью 1941 г. расстреливали поляков из трех лагерей «особого назначения» НКВД, в которые военнопленные поляки были направлены весной 1940 г. А этого ни российские, ни польские власти не желают.

 

Нам не дано предугадать, чем наше слово отзовется

Следует признать, что большинство проблем, с которыми сталкивалась и сталкивается Россия, в большинстве случаев обусловлены действиями российских властей. Начнем с того, что так называемую польскую интервенцию 1610 г. спровоцировали московские бояре. Вначале они пригласили на московский престол польского королевича Владислава, а потом тайком, ночью впустили поляков в Кремль.

Немало бед принесло России поспешное и непродуманное принятие ряда документов государственного уровня. Так, известное решение 2-ого Съезда народных депутатов СССР, осуждающее пакт Риббентропа-Молотова, принималось в расчете на то, что «оценка» Съездом «преступного пакта» позволит устранить трения в отношениях с прибалтийскими союзными республиками и Польшей. На деле это решение стало правовым основанием для выхода Литвы, Латвии и Эстонии из СССР. А Польша использовала решение съезда, как обоснование своих заявлений о равной ответственности нацистской Германии и СССР за начало Второй мировой войны и последующей советской оккупации Польши.

Аналогичную роль сыграл и Договор об основах межгосударственных отношений между Россией и Литвой, подписанный Ельциным 29 июля 1991 г. В январе 2010 г. Литва, ссылаясь на то, что согласно этому Договору, Россия признала её независимость с 11 марта 1990 г., объявила январские (1991 г.) события в Вильнюсе, «агрессией СССР против суверенного Литовского государства». На этом основании Литва требует, чтобы Россия, как правопреемница СССР, выплатила компенсацию пострадавшим во время этих событий.

Нынешнее заявление Госдумы, несомненно, станет для польской стороны ещё одним аргументом в вопросе истребования компенсаций за Катынь. Об этом свидетельствует высказывание лидера оппозиционной партии «Право и справедливость» Ярослава Качиньского, которого сегодня поддерживает почти половина поляков.

Качиньский, узнав о рассмотрении Госдумой заявления по Катыни, сообщил журналистам, что – «Если это какой-то шаг вперед, то это хорошо, ибо здесь такая логика: либо признают, извиняются и выплачивают компенсацию - либо нет. Если нет, то тогда все это одна видимость» («Gazeta Wyborcza» 26.11.2010). Логика поведения польской стороны в последние годы полностью соответствует словам Качиньского. Тактику движения к намеченной цели «шаг за шагом» в отношениях с Россией Польша использует весьма эффективно.

Сначала по решению Европейского суда поляков «удовлетворит» символическая компенсация за Катынь в 1 евро. Ну, а затем, как это принято в западном правосудии, последуют претензии по полной мере. Не случайно в Польше с нетерпением ждут страсбургского решения по искам к России. Иренеуш Камински, адвокат, представляющий интересы катынских семей в Страсбурге, в ноябре 2010 г. заявил, что в связи с очередными сомнениями российской стороны относительно количества и имен катынских жертв, о мировом соглашении следует забыть. Камински добавил: «Мы ожидаем быстрого - в течение нескольких недель - решения суда, будь то дальнейшие слушания или же сразу окончательное решение».

Напомним, что ряд польских политических деятелей, в том числе и премьер Туск в 2008 г., за последние двадцать лет поднимали вопрос о компенсациях за Катынь. Однако в последнее время в Польше явно прослеживается желание замолчать эту тему. На днях Федерация катынских семей (родственников катынских жертв) выступила с заявлением, в котором сообщила, что не будет выдвигать финансовых требований к России. Федерация также напомнила, что еще в 2008 году было заявлено, что «нет цены за смерть мужа, отца или брата, нет цены чести и достоинству поляка». Хотелось бы в это верить.

К сожалению, поведение Польши в этой ситуации уж очень напоминает поведение невесты, которая боится спугнуть богатого жениха. Как говорится, главное дожить до свадьбы, а там посмотрим! В этом контексте напомним, какие обещания американские и европейские лидеры давали Горбачеву, когда он устранял влияние СССР в Восточной Европе. Разве сегодня кто-то помнит об этом, разве те давние договоренности выполняются Соединенными Штатами и НАТО?

Напомним и многолетнюю братскую российско-украинскую дружбу России, во имя которой Хрущев передал Украине российский Крым. Прочнее этой дружбы, казалось бы, не может быть ничего на свете. Куда же исчезла она в 1991 г.? На Украине в те годы даже сумели сочинить миф о том, что Крымский полуостров всегда был украинским. Подобных примеров в истории России насчитывается более чем достаточно.

Имея такой печальный опыт «братских отношений», россиянам сложно и трудно поверить любым обещаниям, особенно польским. Причем в России многие понимают, что в Польше к власти в любой момент могут вернуться русофобы. И что тогда?

В этой связи несколько слов по поводу утверждений о том, что принятие заявления по Катыни позволит кардинально улучшить польско-российские отношения. Это маловероятно. У Польши к России, помимо Катыни, масса других претензий. За последние 20 лет польская сторона сумела «навешать» на Россию тяжкий груз исторических «преступлений и ошибок»: от разделов Польши в ХVIII и ХХ вв. до вины в развязывании Второй мировой войны и советской «оккупации» Польши в 1945 г. Ни по одному из этих обвинений Россия так и не дала аргументированного официального ответа. В этой связи возникает вопрос, а может ли быть продуктивным российско-польский диалог по нормализации межгосударственных отношений, если Россия, по мнению Польши, по уши в «не отмоленных» грехах?

Из вышесказанного следует вывод, что России факт принятия Госдумой заявления по Катыни никаких особых преференций в отношениях с Польшей не принесёт. Ну, а последствия этого заявления россияне могут ощущать не один год.

 

В завершение вопрос на размышление. Может ли Россия надеяться, что польский Сейм в ответ на заявление Госдумы, сделает аналогичное заявление в отношении 80-ти с лишним тысяч пленных красноармейцев, погибших в польских лагерях, вследствие создания диктаторским режимом Пилсудского условий, несовместимых с жизнью?


Дата: Понедельник, 29 Ноябрь 2010
Прочитана: 11117 раз

Распечатать Распечатать    Переслать Переслать    В избранное В избранное

Вернуться назад